Реклама

Бесправное горе

14 Мая 2021
8644


Автор: Ольга Малинина гештальт-терапевт. 

Понятие бесправного горя первым предложил в 1989 году Кеннет Дока (профессор Колледжа Нью-Рошель, Нью-Йорк, США). Эта концепция привлекла общее внимание и является актуальной по сей день, объясняя некоторые аспекты горевания. Как видно из самого понятия бесправное горе – это горе, "переживаемое, когда утрата не может быть открыто выражена, публично оплакана и не принимается обществом". У того, кто горюет, по каким-то причинам нет права на скорбь, печаль, горевание. Само общество и его представления о норме не дают нам явно показывать свою боль в связи с потерей. 

Что это за норма и в чем состоит ее ограниченность? В каждой культуре есть свои особенные правила, призывающие не печалиться и не предавать значения каким-то утратам: рождение мертвого ребенка, усыпление старого кота, передача младенца суррогатной матерью, смерть бывшего мужа и т.д.
Реклама

Дока предположил, что горе теряет свою легитимность в следующих случаях:

1. Бесправные отношения. Общество не признает утраченные отношения достаточно близкими, чтобы по ним можно было горевать. Гомосексуальные пары, любовники и любовницы, бывшие партнеры, соседи, учителя, друзья родственников и т.д. Мы часто считаем, что "нормальные" близкие отношения существуют только между родственниками и немногочисленными друзьями. Все, что не включается в это пространство, является далеким кругом знакомых, чьи смерти не должны сильно волновать и огорчать, ибо они – всего лишь массовка для более важных лиц на нашей жизненной сцене. 

"Никто не знает, что я – его любовница уже 5 лет. Я никому не могу рассказать о том, что у нас было. Я даже на похороны не смогла прийти: был только близкий круг."

"Ее и мои родители думали, что мы просто хорошие подруги и снимаем квартиру вместе. Они до сих пор не понимают, чего я так страдаю после ее гибели. А ведь мы любили друг друга, планировали ребенка родить, у нас все было общее: будущее, планы, жизнь."

2. Бесправная потеря. Общество не признает, что некоторые события могут быть утратами. Перинатальные потери, смерти домашних питомцев, утрата части тела, болезни, которые полностью меняют индивидуальность человека или привычный образ жизни и т.д. Существуют некоторые понятные всем смерти или утраты, горевание по которым считаются оправданными и уместными: конечно же родственники и близкие люди, с которыми сложились хорошие отношения. А все остальное – какая-то блажь и причуда горюющего.
Реклама
 
"На третьем месяце мне сказали, что у меня замершая беременность. Я две недели пролежала в больнице. А при выходе из нее врач сказал, что ничего страшного не произошло, ведь у меня уже есть двое детей, а если захочу, будут еще. Никто из близких не понимает как мне сейчас плохо: я все время думаю, каким мог бы быть мой малыш и почему так случилось."

"Я плакала три дня, когда моего любимого кота загрызли собаки на даче. Я не смогла его спасти и корю себя до сих пор, хотя прошел уже год. Муж не понимает моего горя, считает это дурью, а я даже объяснить не могу, почему мне так горько."

3. Бесправный скорбящий. Здесь горюющему отказывают в праве на скорбь из-за его возраста, умственных особенностей, социального положения, гендера и т.д. Например, маленькие дети, старики в деменции, мигранты, влюбленные подростки – да что они понимают про настоящее горе? Как будто действительно прочувствовать потерю могут только взрослые, дееспособные, зрелые люди, а все остальные не способны на глубокие переживания. 
Реклама

"Почему Коля так плачет по дедушке, ведь ему всего пять лет, что он понимает про смерть?"

"Какое счастье, что у нее Альцгеймер, она не понимает, что сын-то умер. Вчера сказали, а сегодня она опять говорит о нем, как о живом."

4. Бесправная смерть. Иногда случаются смерти, которые кажутся нам постыдными или неудобными: суицид, уход от "позорной" болезни, смерть во время секса с проституткой и т.д. Общество осуждает некоторые типы смерти из-за стигмы, нарушения социальных норм, сложности их восприятия. Конечно, каждому хочется уйти из жизни достойно. Кто-то видит себя глубоким стариком в окружении близких людей, кто-то представляет мгновенную смерть во сне без всяких пролежней и гнойников, а кто-то фантазирует военный бой или испытания космических полетов, приведших к героическому уходу. И так сложно понять чье-то горевание от некрасивой, недостойной, странной смерти.

"Он умер от СПИДа, мы долго скрывали от всех, чем он болен, боялись, что все отвернуться. Так и получилось. Кто-то разболтал и все стали нас сторониться. А уж на похороны даже близкие друзья не пришли. Мы стали прокаженными в своем городе."

"Я до сих пор не сказала родственникам, что это был суицид. Мне жутко стыдно. Как мы не уберегли, не почувствовали, не заметили?"
Реклама

Бесправность может проявляется и в легитимном горе, если по каким-то причинам его проживание не вписывается в "нормальное". Например, слишком длительное или наоборот краткое, излишне интенсивное или почти невыражаемое, выполненное не по тем ритуалам или не с теми людьми. Общество часто предписывает конкретные правила, по которым должно осуществляться горевание и даже минимальное выпадение из предписываемого регламента может объявляться не соответствующим нормальному порядку вещей. 

Основная проблема бесправного горя – создание дополнительных сложностей в переживании утраты. Его как бы не должно быть, но на самом деле оно есть. Горюющий человек, попадя в такую ситуацию сталкивается со следующими трудностями:
  • Невозможность использования привычных форм выражения горя: например, нельзя присутствовать на похоронах или поминках, публично заявлять о своих переживаниях, носить траурную одежду и т.д.
  • Отсутствие социальной поддержки: никто не даст отгул на работе или отпуск в связи с обстоятельствами, нет обычного человеческого сочувствия или сбора средств на дальнейшую жизнь близким.
  • Наличие амбивалентных эмоций: горюющий может чувствовать боль, отчаяние, тоску из-за потери и одновременно злость, недоумение, растерянность, стыд из-за своего бесправия.
  • Необходимость осуществлять "работу сдерживания": скорбящий вынужден проживать внутри себя свое горе и не проявлять его из-за непринятия другими его переживаний.
Получается, что в привычном, легитимном варианте горевания мы имеем множество способов для облегчения своей боли через организацию траурных мероприятий, социальную поддержку, помощь близких, признание наших чувств и действий. Мы даже не всегда задумываемся, как созданные веками общественные ритуалы скорби помогают пройти "путь горя" достойно, заслуженно, со всем вниманием к оставшимся. А в бесправной печали нет таких механизмов, горюющему приходится самому изобретать свои способы справиться с потерей. 
Реклама

Как мы можем помочь сами себе или своим клиентам в случае бесправного горя?

1. Признать свое горе. Даже если все вокруг вас отвергают вас в вашем горе или вы вынуждены хранить тайну об отношениях с умершим, вы не обязаны внутри себя соглашаться с такими обстоятельствами. Есть потеря, есть ваши переживания – значит вы горюете, даже если кому-то или вам самим это кажется странным и неуместным. Честно скажите себе, что сейчас вы переживаете утрату и вы имеете право на нее, независимо от чьего-то позволения. 
 
2. Создайте свою ритуальную символику, связанную с ушедшим, особенно если у вас нет доступа к официальной. Посадите куст, дерево, цветок у себя на даче в честь умершего, например. Или в памятные даты ставьте в церкви свечи за упокой. Обращение к своим траурным обрядам позволит вам материализовать свое горе и сделать его реальным для самого себя.

3. Выражайте свои чувства, если есть в этом потребность. Бережно относитесь к своим переживаниям, находите место и время для их выражения и проживания. Они могут быть противоречивыми и необъяснимыми для вас, но не обязательно сейчас понимать почему именно так вы чувствуете. Горе содержит множество состояний: беспомощность, печаль, вина, стыд, тоска, злость, боль, апатия и т.д. Если сейчас пришло время проживать свое бессилие или тревогу про будущее, значит так тому и быть. Не лишайте себя права чувствовать то, что вы чувствуете.

4. Найдите способ рассказать о своей утрате. Это может быть психолог или близкий друг, анонимный собеседник в соц.сетях или рассказ, который вы напишите в память о ваших отношениях. Часто бывает так, что вы не один в своем бесправии и кто-то уже переживал или переживает подобное. Можно поискать группу поддержки таких же как вы, написать о своем состоянии пост без узнаваемых деталей, попросить помощи или самому создать сообщество бесправных горюющих.

5. Проведите ревизию вашего социального положения. Кроме самой реакции на утрату мы попадаем в новые жизненные условия и нам приходиться приспосабливаться к ним в процессе сильного эмоционального потрясения, вызванного уходом близкого. Теперь нужно по новому выстраивать свой быт, искать другие источники дохода, привыкать к жизни без объекта потери, переезжать или отказываться от своих хобби. Важно пересмотреть текущую ситуацию, чтобы определить, как меняется повседневное существование, что важно сделать для себя сейчас, с чем придется попрощаться и что необходимо предпринять, чтобы не стало хуже.

Ниже опишу два клиентских случая бесправного горя (обстоятельства истории и личность клиента изменены и все совпадения случайны).

Молодая женщина обратилась к психологу после рождения мертвого ребенка. Это должен был быть их первенец. Они с мужем с радостью ждали своего малыша и его смерть в момент родов стала для всех полной неожиданностью. Клиентка обратилась через 8 месяцев после описываемых событий из-за своего апатичного состояния. Первое время рядом с ней были поддерживающие близкие, но сейчас ей говорят, что пора уже жить дальше, не зацикливаться на случившемся и советуют родить нового ребенка. Ей же кажется, что продолжать жить, как будто ничего не было – предательство по отношению к малышу. Усугубляло ситуацию то, что врачи не отдали тело ребенка и у семьи не было возможности похоронить младенца. 

Бесправие клиентки выражалось в "слишком долгом" горевании. Ее окружение ожидало от нее более быстрого совладания с утратой. Она разрывалась между желанием опять радоваться жизни и сильнейшей печалью по умершему малышу. Она считала, что близкие ходят ей добра, но одновременно не понимают, что с ней происходит. 

Мы работали в нескольких направлениях. Основная наша задача была в легитимизации ее "неправильного" горевания и поиске причин ее невозможности вернуться к жизни. Первое, что мы сделали – это в психодраме символически похоронили ее младенца на семейном кладбище и встретились с давно ушедшей прабабушкой, которая была первой там погребена. Клиентка рассказала ей о своем горе и желании вверить младенца заботам своих предков, которые смогут присмотреть за ним. 

Таким образом она создала собственный ритуал похорон ребенка, которого была лишена в реальной жизни. Пусть он и был символическим, основную задачу обрядового расставания он решал: разъединение живого и мертвого, уход в иной мир, прощание с умершим, окончание отношений. Также было важно, что младенец был не просто захоронен, а отдан на попечение прабабушке, которая олицетворяла в чем-то фигуру "великой матери", любящей и принимающей. 

Далее мы исследовали темы вины и предательства по отношению к ребенку. "Я какая-то не такая, раз он родился мертвым" и "если я перестану плакать о нем, значит я его предам". В первом случае мы вышли на голос критика, который часто возникал у клиентки в жизни, когда она ошибалась и совершала какие-то промахи. В чем-то он был похож на родительские послания, а в чем-то – на реакции учителей из прошлого клиентки. А тема предательства вывела нас на детские ситуации, когда клиентку часто оставляли одну надолго дома, где ей приходилось саму себя развлекать, успокаивать, утешать без присутствия взрослых. Умерший младенец стал проекцией себя в раннем возрасте: она увидела свое беспомощное одиночество в его образе. Здесь мы работали с ситуациями прошлого, которые влияли на текущее состояние, и отделяли проживание потери от дисфункциональных копингов, мешающих клиентке жить. 

Последнее, что мы делали – это придумывали ритуалы памятования умершего ребенка в настоящем и будущем. Клиентке было важно, чтобы он не был забыт и продолжил жить в ее сердце. 

Второй случай связан с историей молодого мужчины, который в процессе работы про отношения с окружающими рассказал о том, что у него нет друзей, одни коллеги и редкие родственники. Мы начали исследовать эту тему и выяснили, что в возрасте 8 лет он потерял друга: он погиб, попав под машину. Для клиента его смерть стала ужасной трагедией, но никто из близких не понял и не поддержал его в этом горе. Родители не пустили его на похороны и не принимали всерьез его боль утраты. Они говорили, что "все это конечно неприятно, но зачем так убиваться?", "у тебя будет еще много друзей", "ты еще мал, чтобы понимать, что такое смерть". 

Его бесправие возникло из-за отрицания возможности чувствовать горе, как будто ребенок недостаточно пригоден для тех или иных переживаний. Из-за родительских установок, которые как мы потом выяснили содержали в себе заботу и желание оградить от боли, клиент лишился возможности выразить свои чувства, попрощаться с другом, пережить весь спектр состояний, связанных с потерей. 

В процессе терапии клиент психодраматически встречался с умершим другом, вспоминал то хорошее, что их связывало, прощался с ним и благодарил за прошлое. Также был организован разговор с родителями (в психодраме), которые объяснили причину своего оградительного поведения в детстве клиента. Как я уже говорила выше, так они хотели позаботиться и помочь ему не чувствовать боль от утраты. Способ был выбран специфический и привел к противоположным результатам: боль проживалась тайком, а желание дружить совсем исчезло. 

А еще мы обращались к детской части клиента, к тому мальчику 8 лет, который не мог понять, что происходит и почему взрослые так странно себя ведут. "Взрослая" часть объясняла "детской", что его чувства имеют право на существование, дружба – это важно, а потеря несет в себе боль, сколько бы лет тебе не было. 

Вот такие два кейса. В терапии мы возвращали клиентам их право горевать по своим законам и принципам в соответствии со своей внутренней сутью. Их сложность заключалась в том, что они как-то по-своему реагировали на смерть близкого, нарушая представления о привычном и понятном в своем окружении. Они не укладывались в прокрустово ложе "нормального" горевания по мнению социума. Такое оно – бесправное горе, непонятное, неуместное, неправильное. В нашей власти вернуть ему голос и право быть, надо всего лишь признать его и дать место горюющему проживать его в соответствии со своими стандартами. 

Метки: Случаи из практики психотерапии, Горевание,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём