Что происходит с русскими женщинами после 30-ти лет?

10 июля 2016
7671

Илья Латыпов

Психолог, гештальт-терапевт

«Неполиткорректная тема»...  Возникла у меня, когда красивые, яркие, умные женщины вдруг тускнели, когда разговор каким-то боком касался их возраста. Это было и в общении с клиентками, и с друзьями/подругами, и год назад, и несколько дней назад.

Словно есть что-то «неправильное» в том, что тебе 35 — 40 лет, а ты все еще сохраняешь выраженный интерес к мужчинам, заботишься о себе или даже (о ужас!) — не замужем или развелась. С удивлением и грустью я видел, как они, очень привлекательные для меня именно как женщины, с напряжением говорят о возрасте своих детей. Ну, ладно, если детям 3-4 года. А если 12-16? Тот, кто слышит про возрастных детей, наверняка «прикинет» возраст матери. И? Что тогда произойдет?  

Неужели вы должны мгновенно превратиться в моих глазах, глазах 31-летнего мужчины, в старых тёток? Хищная грация тела, уверенный и умный взгляд, естественность в поведении, не обусловленная всепоглощающим желанием нравиться любой ценой мальчикам — все это должно рухнуть, съежиться, сморщиться в одну секунду?


Но если это и произойдет в моем сознании, то только в случае, если я — подросток или очень молодой человек. По возрасту — или по психологии. А вам нужны мальчики? Замечательно, на мой взгляд, о мужском взгляде на женщин написал Дмитрий Соколов-Митрич: 

«Вот сейчас спроси любого молодого: что самое главное в женщине? Нет, не с романтической точки зрения, а с чисто физиологической. Любой молодой ответит: возраст. Чем моложе женщина, тем большую ценность она представляет для мужчины — хоть юноши, хоть старика. И я тоже так думал.

В 20–25 женщины старше 30 мне казались почти старухами. Такой взгляд на них представлялся мне безоговорочным и объективным. Мне было страшно жаль мужчин зрелого и преклонного возраста, которым приходится жить с такими несвежими созданиями, когда вокруг столько молодых и незамужних. И при этом еще по случаю всевозможных торжеств выдавливать из себя лживые комплименты и бездарно рифмовать «баба ягодка опять».

И вот года три-четыре назад я вдруг словил себя на том, что моя гормональная система предательски эволюционирует. Юные создания до 25 лет как-то медленно, но верно перекочевали в разряд детей и перестали волновать. Организм со всей ответственностью мне заявляет: «Стоп! Это не твое!»


Зато «своими» стали барышни под 30 и даже «тетки» на четвертом десятке. Они мне уже вовсе не кажутся несвежими и уж тем более старухами. В их глазах, фигуре, движениях есть какой-то биологический код, который мой организм понимает и принимает. А в 20-летних его нет и, похоже, больше не будет. В слишком молодых глазах пустота, это почти статуи, их движения чересчур резкие и напряженные, а сексуальность – чисто умозрительная.

И я во многом  присоединяюсь к словам Д.Соколова-Митрича, тем более, что не так уж давно сам осознал происходящие перемены в собственном восприятии. Только речь идет, скорее, не о гормональных изменениях. А о взрослении. Молодые девушки по-прежнему могут вызывать (и вызывают) интерес, но он нередко какой-то «пустой».

Начинаешь стремиться к тому, чтобы быть вместе и заниматься сексом не с телом. А с личностью, включающей в себя и тело. Потому что в первом случае можно обойтись и резиновой куклой (и некоторые — обходятся). Во втором сексуальное возбуждение зависит не только и не столько от тела. Собственно говоря, оно и в молодости больше зависит от мозга, чем от гормонов.


Зацикленность на молодом теле — это типичный признак современной инфантильно-подростковой массовой культуры. Когда личность подменяется телом, а общение — сексом. Женщина, изображаемая масскультом — кукла, мечта воспаленного от переизбытка гормонов и неудовлетворенного желания подросткового сознания.

Психотерапевт Е. Михайлова при знакомстве с гламуром задает себе такие вопросы: «Что же надо было сделать с девочкой, чтобы до такой степени вытравить из ее общения с представителями противоположного пола даже тень какой бы то ни было естественности?

Почему отношения с мужчиной в этом «раскладе» полностью лишены радости — ни интереса, ни удовольствия, один сплошной страх ошибки? Почему воображаемый мужчина, которому словно сдается какой-то бесконечный экзамен, такой убогий, слабый, неинтересный?

Почему «наши телезрительницы» совершенно не предполагают — судя по вопросам — что они сами могут в общении с мужчинами хотеть разного, искать и находить разное? Где хоть одно упоминание о том, что тело, душа, разум, дух женщины вообще имеют собственные — и различные — потребности?».

И (условно) к 35 годам женщина либо все же осознает себя настоящую, «разную», становясь личностью, расцветая подлинной женственностью, либо — что бывает НАМНОГО чаще — угасает окончательно.

«Что происходит с русскими женщинами после 30-ти лет?» — нередко недоумевают иностранцы. Да так… Ничего особенного. Наверное, многие просто решили, что «старые». И иногда даже у  тех, кто состоялся, у женственных и сексуальных, проскальзывает эта тревога. Она нередко не высказывается, но присутствует в общении с мужчинами, особенно немного младше их.

Речь идет не о том, что нужно направо и налево кричать о своем возрасте. Это, разумеется, личное дело. Но, милые мои женщины «за тридцать», вы —  красавицы и умницы, и очень хочется, чтобы вы ощущали себя таковыми рядом со мной и другими мужчинами без страха, что кто-то вдруг вскроет «постыдную тайну». Ну их, этих подростков с их критериями? :)

Метки: Женщины,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём