Что такое психические границы личности?

14 июня 2016
12175

Валентина Москаленко.jpg

 Валентина Москаленко



  
Врач психиатр-нарколог, системный семейный психотерапевт



Границы личности

Есть физические границы, они проходят по контурам нашего тела, а есть психические — они невидимы, контур не обрисован, и часто они бывают нарушены. При созависимости они нарушены, как правило. Слова «да» и «нет» — это те слова, которые служат инструментом поддержания здоровых границ. Здесь я опять начну издалека.

Когда человек рождается на свет, прямо в роддоме он начинает сепарацию, то есть отделение от матери. Кстати, рождаясь на свет, мы отнюдь не улыбаемся. Первая реакция — это крик и слезы. То есть мы поступили во враждебную нам среду, здесь надо еще приспособиться. Дальше, по мере жизни, начинает ли он ползать, потом ходить, потом во внешний мир, в детсад, в школу и так далее — это все дальнейшие шаги сепарации, отделения, но часто сепарация с детьми, здоровая, нормальная сепарация не происходит.


Когда должна завершиться сепарация?

С завершением пубертатного, то есть подросткового возраста. Во всяком случае, к 18 годам человек точно должен знать ответ на вопрос: кто я такой, и куда я иду? И чувствовать себя отдельной от мамы с папой личностью. А если через каждые 30 минут 18-летняя девушка советуется с мамой, как ей быть там с любимым человеком (он меня назвал таким словом, он меня назвал другим словом, как мне быть?) — это она совершенно не отделена от матери, она не самостоятельна.

Сепарация, отделенность — не означает, что вы стали чужие или что вы холодно-равнодушны. Вы остаетесь родственниками, близкими людьми, любящими людьми, но каждый из вас — отдельный человек, с отдельными, замкнутыми уже, закрытыми границами.

Есть нечто такое, что замыкается, закрывается: мама-личность, папа-личность, дочка-личность и сын-личность. А если сын — маменькин сынок, то с границами у него плохо, он не отделился от матери, у него такие мощные эмоциональные связи с матерью, которые он не может разорвать, что он не сможет образовать новые эмоциональные связи в браке. И тогда начинаются эти трудные семьи, где невестка со свекровью не ладит, и так далее.


Чтобы образовать новые эмоциональные связи, нужно завершить, закруглить старые, то есть сепарироваться. Так вот, нарушенные границы — чаще всего это результат незавершенной сепарации. Если в детстве сепарацию начинают родители, то в зрелом возрасте сепарацию могут завершать уже взрослые дети, то есть сами созависимые лица. И работу над восстановлением здоровых границ мы проводим во время психотерапии.

Что такое психические границы? Давайте на минутку представим или оттолкнемся от физических. Физические границы, телесные, означают, что в каждый отдельный момент человек знает, что, где, когда и каким образом ко мне имеют право прикасаться. И только сам субъект решает, кто может прикоснуться в дружеском рукопожатии или сексуальным образом, кто-то может быть на расстоянии вытянутой руки, а кто-то может подойти ближе. Это же решает отдельно каждый человек за себя. Если не дай Бог наши границы нарушили, в трамвае наступили на ногу — мы реагируем, даем знать, что вы нарушили наши границы, мне больно, подвиньтесь и так далее.


То же самое и с психическими границами. Опять же, человек сам решает кто, где, когда и каким образом имеет право вмешиваться в его внутренний мир (внутренний мир — это и есть душа), в душевный мир, или, как я говорю на неакадемическом языке, в наше психическое хозяйство. То есть в мысли, в чувства, в мировоззрение, в цели, планы, желания, интересы. В психические наши ценности, могут входить и финансы, поскольку они помогают реализовывать всякие устремления. Границы личности охраняют вот это все: чувства, мысли, желания.

психические границы.jpg

Почему созависимые люди не берут на себя ответственность за свои чувства?

Вам встречались люди, которые иногда не знают, где их чувства, а где не их чувства? Или вы слышали такое выражение: «Ой, ну он меня достал! Он меня вывел из себя, я уже была в истерике». Это как будто человек говорит, что она испытывала не свои чувства или чувства были ее, но ответственности за эти чувства она не несет.

Кстати, с созависимыми это сплошь и рядом, что не несут ответственность за свои чувства, как будто она не хозяйка своих чувств. Я понимаю, что есть неизбежные реакции на какой-то дискомфорт, на какие-то события, выбор, как реагировать и чувствовать только раздражение или ярость и негодование, выбор за нами, за теми, кто реагирует, то есть за субъектом.


Кстати, мировоззрение это одно из самых устойчивых параметров психики, если чувства самая изменчивая часть психики, они то такие, то такие, как говорит классик Александр Сергеевич Пушкин: «Какие б чувства ни таились тогда во мне, теперь их нет, они прошли иль изменились». Если чувства проходят, меняются, еще трансформируются, то есть преображаются, превращаются в другие чувства, то мировоззрение — устойчивая вещь.

Вы встречали людей, которые живут не своими мыслями, не своим мировоззрением: что мама скажет, то и правильно? Так вот это уже нарушение границ, когда живешь не своим умом, не своими мыслями, когда не знаешь, отвечаешь ты за свои чувства или нет.

Больше всего проявляется нарушение границ, когда созависимые лица позволяют с собой делать то, что они не хотят. Ну, вот с ними плохо обращаются. Часто проблемы в браке: оскорбления, даже домашнее насилие. А где границы? Нет границ. Это, знаете, видимость границ может и есть, ну, знаете, заборчик, но в этом заборчике дырок полно, и кто хочет, тот и проходит.

Иногда я спрашиваю: «Вы были в сознании, когда с вами так обращались?» — «Да, в сознании». — «Но без вашего позволения ведь нельзя же было все это с вами проделать. Значит, вы позволили...» — «Ну, я только страдала, я не позволяла».

Как созависимым людям научиться восстанавливать психические границы личности?

Дальше учимся восстанавливать границы. Если вам что-то предлагают, вам это не подходит, и вы боитесь сказать «нет», боясь разрушить взаимоотношения, то вы не умеете устанавливать границы. Так вот здоровые границы означают, что вы говорите «да» тогда, когда у вас в душе «да», и вы говорите «нет», когда у вас в душе «нет».


При созависимости есть еще один момент, такой компромиссный, средний, вы знаете, что страдающий алкоголизмом член семьи, допустим, сын 35-летний вполне трудоспособный, постоянно просит деньги у матери. Мать знает, что, скорее всего, он эти деньги попросит на водку. Подошел очередной запой, он их просит, мать не выдерживает, дает, любовь-то к сыну существует, сына любят любого, хоть и алкоголик, хоть не алкоголик, это сын, это любимый человек. И говорит: «...я опять дала». «Так, — спрашиваю, — он же истратит на водку?» — «На водку». — «Значит, вы финансируете алкоголизм?» — «Да, получается так».

Давайте подготовимся к следующему разу. Будет точно такая же ситуация, и я ее научаю следующему: вот он попросит деньги, а вы скажите: «Нет, не дам». Но если уж вы не выдержите, то вы поставьте условие: «Хорошо, я тебе дам, но с условием, либо ты мне отдашь в такой-то срок». Либо ставьте условие: «...но это будет последний раз», и это будет не совсем уже нарушение границ, а некое начало построения здоровых границ, хотя бы ставите условие. Это не входит в ваши интересы, его финансировать, но тем не менее вы ставите условие. Но если вы не соблюдете это условие, то у вас будут не границы, а забор с дырками, и границы порушатся, в дырку все это проникнет.

Если у вас не ладятся отношения с кем-либо, пересмотрите границы. Возможно, вы не знаете, где заканчивается ваша жизнь и начинается чужая жизнь. Так я говорю своим созависимым клиентам. Конечно же, у них границы нарушены, но опять это такое психическое явление, которое трудно отследить. Многообразие проявлений столь богато, как и сама жизнь. Каждую минуту, каждый день мы должны отслеживать, нарушаются наши границы или не нарушаются.


Одно только можно запомнить с самого начала, и этому я учу созасимых, мы отрабатываем это в телесно-ориентированных методиках: ставить границы и удерживать обязан сам человек, то есть субъект.

Нельзя полагаться на других, что они будут столь деликатны и столь внимательны, что сами догадаются, как с нами правильно обращаться, чтобы мы не чувствовали дискомфорта и тем самым чтобы у нас не происходило нарушение границ. Нет, это должно быть не так.

Если пришла соседка и узурпирует ваше время, а вам необходимо готовиться к следующему дню, может быть, какое-то важное событие, это ваша задача — сказать соседке: «Извините, я в другой раз с вами поговорю с удовольствием, а сейчас у меня время ограничено». Соседка не может знать, сколько у вас времени и испытываете вы при этом удовольствие от общения. Или вы при этом находитесь в напряжении и даже в раздражении, оттого что время уходит и так далее.

 То есть границы человек обязан ставить сам, и уметь их защищать сам. Инструментами поддержания границ служат здоровое «да» и здоровое «нет». Бывает и нездоровое «да», и нездоровое «нет», то есть нездоровое — это когда противоположность.

Созависимость имеет другое название — человекоугодничество. Основная потребность созависимых людей — угождать, спасать, помогать, где надо и где не надо. При этом такой «спасатель» со временем превращается в преследователя, а при необходимости обращается в жертву. И хотя все симптомы и характеристики этого состояния уже известны психологам, и оно эффективно корректируется специалистами, все же тут есть одна большая загадка. 

Роли созависимых людей: спасательница, преследовательница, жертва

Спасательница — это роль, это действительно человек, который делает много добрых дел, который и лечит, и выхаживает, в трудной ситуации появится, ну слушатели догадываются, что значит спасать, помогать, где просят, где не просят. Эта роль неизбежно трансформируется в роль преследовательницы. Это уже то, что вызывает дискомфорт у зависимого. Здесь зависимый может проявить себя каким-то защитным способом, в грубых случаях — ударить или там: прекрати, замолчи, отойди! И тогда роль преследовательницы закономерно переходит в роль жертвы: ах! я ему столько, а он меня.

Жертва — эта роль, в которой можно задержаться на минутку, на полдня, на неделю, а можно и на всю жизнь. Роль жертвы для созависимых очень такая прилипчивая. Они могут быть и спасательницами, они бывают и преследовательницами, то есть обвиняющей стороной, и жертва. А жертва… ну, лексикон такой: «Ах, если бы только мой муж не пил!», «Ах, если бы мой сын учился в институте, а не кололся героином!», «Ах, если бы я жила в лучших условиях, то я была бы счастлива!». Вот это «ах, если бы…» — характерный лингвистический аспект жертвы. Вот характерный треугольник. Эти роли необходимо осознавать.

Все три роли — патологические, и из них можно выйти. И вместо того, чтобы задерживаться в этих ролях, необходимо повысить свою самооценку, наладить гармоничные взаимоотношения. Я улыбаюсь, потому, что это очень трудно, легко сказать, да трудно сделать. И строить отношения с позиции любви и уважения к другому, а не спасательства, а не представления о том, что он чего-то не умеет, а я чего-то умею.

Происхождение и лечение созависимости

Я уже упоминала, что для этого очень важна семья, важна история. Но есть заблуждение, что созависимость — это реакция на алкоголизм мужа: «...он, знаете, у меня зависим от алкоголя, а я созависима от него».

Созависимость не требует предлога «от», созависимость подразумевает, что это зависимость от людей, и это не реакция на алкоголизм мужа или на наркоманию сына или на наркоманию мужа. Этот феномен рождается в недрах родительской семьи. Родительская семья такого рода называется дисфункциональная семья. Но, по-видимому, подробный анализ дисфункциональных и функциональных семей мог бы быть отдельной лекцией об этом.

Заранее только скажу, что созависимые люди выбирают себе в мужья каким-то таинственным образом либо тех, кто уже болен зависимостью, либо тех мужчин, которые потом заболеют зависимостью. Это великая загадка, но они каким-то образом друг друга распознают, и муж с женой подходят, как ключ к замку.

Тайна большая в совершении этих браков, которые действительно совершаются на небесах, то есть происходят на уровне ниже осознавания, просто люди такие подбираются друг к другу. Из этого следует, что не надо винить друг друга, надо что-то делать со своей созависимостью.

Созависимость излечима, в семьях происходят чудесные превращения, то есть это сильно влияет на других членов семьи. В первую очередь, чувствуют дети и улучшаются, а потом уже супруги или брачные партнеры. Так что этим стоит заниматься, однако это длительная терапия, не однократная, систематическая.
   

Метки: Границы, Сепарация от родителей,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём