О страхе потери

29 августа 2016
5839

Анастасия Фокина

Психотерапевт, телесноориентированная терапия психической травмы

Ребенок начинает бояться не просто так.

Если ему не объяснить хоть каким-то образом, что пора бояться, он и не начнет.

Например, больные дети, не испытывающие боли, совершенно ничего не боятся. Они ничего не понимают про судьбу, про всякие последствия, они просто живут, в том, что есть, поскольку не знают другого.

Зато их родители хорошо понимают, а, иногда, еще и преувеличивают ужасы, поджидающие их чадо, и их самих.

И если говорить о страхе сближения, то у многих людей он вызван далеко не страхом поглощения, потери себя, а наоборот - страхом ПОТОМ когда-то потерять, быть отвергнутым, остаться одному после прекрасного слияния.

И тем ужаснее тот страх, потому как будет это ПОСЛЕ.

Не знаю, как у кого, но приведу на своем примере, который, как оказалось после множества бесед с разными людьми, весьма показательный и весьма распространенный.


Это, конечно, к сожалению, но и к счастью тоже, потому как мои размышления, вполне возможно, могут откликнуться и кому-то еще.

Моя мама сама травматик. Её как раз-то бросали, оставляли одну совсем еще младенцем. Ей было по-настоящему страшно, она пережила действительно настоящий ужас потери и смерти.

Поскольку, в её бессознательном все это осталось, она транслировала это и мне.

Таким образом: когда ей нужно было или, просто, хотелось уйти, отдалиться, поделать что-то для себя, она испытывала такой сильный приступ вины, что передумывала быстренько что бы то ни было делать.

Вина, как известно, должна быть наказана, и мама очень боялась наказания, как и любой человек. Бессознательно, конечно.

Когда к ребенку прибегает испуганная мама, прибегает не из любви, не из-за того, что он чего-то хочет, а из страха в противном случае быть наказанной и с полным ощущением себя как очень плохой матери - ребенок тоже пугается. Он понимает в этот момент только одно - он как-то пугает маму. О ужас!

Мама бежала, конечно, не ко мне, потому как мне это было не нужно, она бежала к своему когда то оставленному в одиночестве ребенку, перепуганному до смерти. Она не видела меня, но слышала свое, плачущее где-то в глубине её бессознательного, дитя.


То есть со мной она обращалась, как с очень напуганным и чуть ли не умирающим ребенком через свой травматический страх.

Я быстро смекнула, что и вести себя нужно соответственно.

Я принялась активно умирать. Нет, не притворяться, маленькие дети вряд ли это могут, но их организм очень послушен и соматический процесс у детей очень быстрый. Так что заболеть ребенок под влиянием бессознательных посланий матери может легко.

Более того, с виноватой матерью трудно соединиться. Она занята своей виной и тем, что была очень плохой, когда решила немножко отдалиться.

Все более позднее детство помню сосущий страх, когда мама куда-то уходила. Мне было уже 5-6-7 лет, я вполне могла побыть и одна, но меня парализовывало, когда она только шагала за порог.

Долгое время будучи уже взрослой, я не могла понять, почему я так боялась, что она уйдет и не вернется, если в моей жизни такого опыта не было. Оказалось, что вполне достаточно было опыта её жизни. Она видела во мне свою жертву и пыталась доспасти её.

Таким образом, дети становятся нарциссическим расширением взрослых, теряя свое я. Свое чувствование себя. Свое ощущение жизни.


Мой страх, что меня отвергнут и бросят, я активно реализовывала в жизни, потеряв множество отношений. Я пережила множество раз боль разрыва, боль потери, зачастую подталкивая моих партнеров к тому, чтобы покинуть меня.

Сегодня я знаю, что мой страх потери складывается из множества составляющих, среди которых:
  • мамин страх, который она пережила в действительности, но подавила; 
  • неумение воссоединяться после возвращения - ведь с виновными воссоединяться очень трудно; 
  • моя идентичность покинутого, которой я научилась во взаимоотношениях с мамой; 
  • страх того, что я не смогу пережить потерю (особенно в моем случае, когда я пережила их множество) 
  • а также и мной усвоенное детское понимание того, что бросают только плохих. 
То есть ничего личного, как говорят в фильмах наемные убийцы.

Личное появилось только там, где я уже начала строить свою жизнь, исходя из выученного материала.

Еще личное пришло тогда, когда я осознала формулу своего страха и пришло понимание, что я вполне могу пережить многое.

P.S. Снова хочется призвать родителей, особенно тех, кто знает за собой какие-то действительные проблемы во взаимоотношениях, сходите на терапию. Этим вы сделаете огромный подарок и себе, и своим детям.

Метки: Страх,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём