Реклама

Право на защиту. Работа с телом

18 Ноября 2020
557


Автор: Светлана Викторовна – психолог, супервизор, психотравматолог.

Татьяна позвонила в самом начале лета. 

Два месяца изоляции сделали свое дело – позвонили или написали почти все, с кем мы работали в последние два года. 

И вот – Татьяна. Тревожный звонок – тревожный анамнез у Татьяны.

Сложный она клиент. А каким еще может быть человек, переживший такое – жестокое обращение, побои, унижение – и все это в собственной семье? Потом еще и инцест.

Мы работаем уже не первый год, правда – с перерывами. А сейчас она звонит и просит о срочной встрече – но я не в городе, поэтому предлагаю Скайп. Но и Скайпа у нее нет. И приходиться работать в самом нелюбимом варианте – через видеозвонок в телефоне.

– Светлана, мой начальник. Опять... Вы ж помните.

О, да. Помню. Это знаковая фигура для Татьяны – она боится своего руководителя – боится его неудовольствия, боится пренебрежения или замечаний. Сложно в это поверить – вот она, уверенная, сильная, энергичная, и уже не далеко не юная – цепенеет при каждом рассказе о новом замечании начальника, который, к слову, лет на десять ее младше. Конечно, не в этом человеке дело – да и он не злодей и не мучитель. Кого Татьяна видит в нем?
Реклама

Очень строгую и требовательную маму, красивую, стройную, и такую недоступную – совсем непохожую на нее саму?

– Мама была красивой, как артистка, а я никогда ей не нравилась.

Маму, которой так хотелось угодить и угодить было невозможно. Или отчима, который не был так строг к молодой падчерице.

Все эти переносы были выявлены и проработаны. Что же случилось теперь?

– Я решила уволиться, Светлана! Уволиться и уехать домой, в родной город, я давно хочу. А он говорит, что нельзя, что это безответственно, что мы столько лет работали вместе. И я не решусь.

Татьяна плачет навзрыд. В общем, об увольнении и другой работе она мечтала давно, но, по ее словам, когда видела начальника – "чувствовала себя как кролик перед удавом", и тут же с искренним удивлением добавляла: "А змей я так боюсь".

– Значит, Вы решились заговорить об увольнении! Татьяна, замечательно.

– Да, только не выйдет, не уехать, не отпускает.
Реклама

Здесь спорить бесполезно. И говорить, что "прав он таких не имеет" не нужно – страх Татьяны вне зоны логического мышления – и аргументами сыпать – все равно что горохом об стену стучать.

Предлагаю поработать через тело, через "воронки" – травмы и исцеления. Сначала идет поиск того, за что можно "зацепиться", за то, что может эмоционально "удержать" Татьяну.

– Татьяна, давайте "просканируем" Ваше тело – а для этого давайте вспомним самые радостные события или простые картины жизни – детства, юности или зрелости. 

Татьяна указывает на область сердца – вот здесь хорошо.

– Я вспомнила, как качалась на качелях. Это восторг, радость и немного волнения.

– А как оно выглядит, это чувство – радость и волнение? Какое оно – теплое или прохладное, есть ли у него цвет?

– Оно теплое, золотисто-желтое. Как шар.

– Татьяна, давайте позволим этому шару распространиться по телу. Получается? 

Татьяна замирает, потом начинает раскачиваться вперед и назад – как будто качается на качелях.

– Да, по телу проходит теплая волна. Легкая дрожь. Расправляются плечи. Полет. Свобода.
Реклама

Татьяна улыбается, чувствует себя свободно, уверенно.

Так найдена "воронка исцеления". 

Переходим к работе с травматическим переживанием. 

– Татьяна, давайте вспомним последний разговор с начальником. Как чувствует себя тело? 

Татьяна сжимается, наклоняется вперед, руками обхватывает плечи.

Сжаться хочется. Как давит на плечи. Плита, очень тяжелая. Наклониться хочется. 

Татьяна практически ложится. Теперь хочется свернуться калачиком. Залезть под одеяло.

Татьяна легла, накрылась пледом с головой (регрессия, включается поведения ребенка).

Снова идем в воронку исцеления – "на качели".

После этого ей уже не хочется прятаться под одеяло. 

При воспоминании о начальнике появился новый жест – она словно отталкивает что-то правой рукой.

Предлагаю несколько раз повторить и усилить этот жест. Рука Татьяны сжимается в кулак. Она вдруг начинает толкать и наносить удары невидимому противнику.

– Да, отстань ты от меня! 

Татьяна почти кричит. Но больше слез и страха. Она готова к борьбе, готова защитить себя. 

Снова на качели. Татьяна улыбается и напевает что-то.

– Я не боюсь больше Его. 

Не спрашиваю, кого именно. Да, это и неважно.

Татьяна получила самое главное – "разрешение на защиту самой себя".
 
P.S.

На следующий день Татьяна позвонила: "Знаете, необычный побочный эффект получился. Правая рука болела почти два месяца. А вчера все прошло".

Через две недели Татьяна уехала домой. Как и хотела. Перед отъездом она позвонила, и я попросила у нее разрешение написать об этой необычной сессии, изменив имя героини.

Метки: Психическая травма, Случаи из практики психотерапии,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём