Про бить или не бить-2

17 мая 2016
5153

Людмила Петрановская

Семейный психолог

В первой части статьи Про бить или не бить описаны модели взаимоотношений между родителем и ребенком, а также некоторые ответы на вопрос о том, нужно ли наказывать детей и если да, то как.  

Сейчас давайте посмотрим на все это с другой стороны: что есть сам акт физического и эмоционального насилия (оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнор и т.д.) по отношению к ребенку? Какие есть варианты? 

Вот что я наблюдала в жизни, в работе и в описаниях в литературе, если ничего не упустила.

Это важно понимать, чтобы можно было что-то с этим сделать. Располагаю по нарастанию жести.

1. Спонтанная реакция на опасность.

Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У нас были соседи, а у них — большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.


И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш — ревет, показывает руку — прокушена до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке — неужели собака с ума сошла на старости лет, а вдруг бешенство? Спрашивает: а что ты ей сделал? Ну, мелкий и говорит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом ...»

Бабушка на балкон — там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился — все, этаж-то пятый. Дальше бабушка мелкому дала по заднице, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, с его точки зрения — полный сюр, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку.

Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой.

Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и т. п.

Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения.


Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда».

Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «а че с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.


4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял наконец».

То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и всякое такое. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко.

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и огребают лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Этот вид насилия в нашей культуре очень распространен и почти одобряем. Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса.

Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом и ЧС, или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств. Со всеми вытекающими.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию.

В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «сбычей мечт», той самой «мамой, которая всегда поймет и поможет» для них самих или хотя бы «идеальным ребенком».


При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа — люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть.

Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле — мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия хреновые. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает — как в том же фильме. Реже — ненавидит и отдаляется.


7. Садизм.

То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Почитать тексты на всяких БДСМ ресурсах — там прямые аналогии везде.

Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны.

Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и т.д.

И для меня довольно понятен тот факт, что пересмотр отношения к физическим наказаниям детей в общественном сознании случился вскоре после сексуальной революции.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть.

Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что либо ему не дают, либо у него не стоит. Ну, вот не могу отделаться.

Самый мерзкий вариант — когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо».


Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Сносит у ребенка систему ориентации в мире совсем, если он поверит. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии. Фильм «Ночной портье» примерно про это, хотя и не совсем про ребенка.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли — человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности.

Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель — не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель — именно сломать волю. Сделать полностью управляемым. Признак такого насилия — отсутствие стратегии избегания.
  
Если помните, у Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте представлено во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить». Просветитель, сразу видно.
  
Откуда этот ужас перед волей ребенка — отдельная тема.

Вы спросите: а где же собственно наказание как таковое? Я вот тоже себя спрашиваю. Не знаю. А оно бывает «как таковое»? Мне как-то не удается себе представить. Но, может быть, я не все здесь учла.

Чаще всего встречается 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, 52% россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

Что делать?

Много вопросов, про «что же делать, если все-таки бывает». Это очень важная тема, потому что бороться с жестоким обращением ныне тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы «завязать», мало кто хочет и может.

Прежде всего, хочу сказать вот что: я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы меньше бить. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно.

И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы) — как рука «сама тянется к ремню». И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если оно все же удается — это правда круто. То же относится к крику, молчанию, шантажу и т.д.

Итак про «что же делать...»

Я бы сказала, что первое — запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «типа юмора» пытаетесь снять с себя ответственность.

Как кто-то написал «он совершил проступок и получил по заднице — это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить «Я побил (а) своего ребенка», удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.
   
То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

Дальше.

В той самой моей книжке, про трудное поведение, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и т. д. И трудное поведение — просто плохой способ этого достичь.

Вот все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками — 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять — всякое такое.

И, собственно, по той же логике: если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.
  • Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться. 
  • Или забить на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.      
  • Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность. 
  • Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело. 
  • Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным. 
  • Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм. 
  • Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась». 
  • Или купить виагру и пойти в бордель, чтобы не заменять секс поркой. 
А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно — пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка --- а судя по всему большинство именно по этой причине срываются — это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе».

Не «с этой минуты больше никогда» — все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это не быстро и не сразу. И нужно очень друг друга на этом пути поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кто.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре — разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

Метки: Воспитание,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём