Реклама

Проводник чужих амбиций

12 Июня 2020
1306


Автор: Катерина Мурашова – семейный психолог.

Напряженные отношения взрослых в семье отражаются в поведении детей и подростков. Иногда это влияние настолько неочевидно, что поиск источника семейных проблем напоминает детектив.

– Знаете, если бы моя жена была мужиком, я бы решил, что она бесится, потому что думает, что наш старший сын – не от нее. Но ведь у женщин не может такого быть? Или может? Я тут уже, знаете, все передумал.

Мужчина смотрел в пол или на носки своих ботинок. Я никак не могла поймать его взгляд. Наверное, чувствует свою вину в чем-то семейном, подумала я, теперь хочет что-то исправить, но не знает, как взяться, поэтому и несет какую-то чушь: его старший сын не от жены? А от кого же тогда?

– Давайте попробуем начать сначала, – предложила я. – Ваша семья – это вы, ваша жена…

– У нас трое детей, – сообщил мужчина, назвавшийся Виктором. – Два мальчика и девочка. Девочка младшая – ей четыре с половиной годика. Мальчикам – восемь и двенадцать, старшему вот на днях тринадцать исполнится.
Реклама

– Ага, то есть вы живете впятером?

– Точно так. Еще есть кот и собака, тоже, наверное, надо считать – члены семьи. Кот старый, беспородный, собака молодая – кокер-спаниель. Иногда бабушка приходит, моя мама – посидеть там с кем из детей или в кружок отвести, но она отдельно живет. Дети к ней тоже ездят, и с ночевкой бывает.

– Поняла. Вас беспокоят отношения жены и старшего сына? Наверное, у него сейчас как раз начался переходный возраст?

– Может, и начался. Но тогда, наверное, не сейчас, а раньше, года два назад. Но я не уверен. Понимаете, все дело в том, что моя жена терпеть не может старшего сына. Ну и он, конечно, уже давно начал это понимать.

– Так. А к двум другим детям как она относится?

– Нормально, как матери и положено. Любит их, ласкает, слова всякие говорит. Особенно с дочкой, конечно, она маленькая, и ей очень уж девочку хотелось, но и средний ничуть не обделен. А на старшего только орет, и ничем он ей угодить не может.

– Когда проблема обозначилась? С рождением второго ребенка?

– Не знаю, не могу вам точно сказать, жена ведь дома с детьми сидит, а я-то работаю много, в командировки часто езжу, надолго, мог и не заметить чего-то. Но мне казалось, что вначале все было абсолютно нормально. Когда он младенцем был, она с ним, как положено, возилась, целовала, тетешкала его, и потом, когда он пошел уже, занималась с ним, играла, книжки какие-то читала про раннее развитие. Но, кажется, все сломалось еще до Ванькиного рождения… да, точно! Когда Ванька родился, я сразу заметил контраст и ей сказал, а она мне: глупости ты какие-то говоришь, просто он маленький и требует больше внимания. То есть оно и до того было, еще до Ваньки.
Реклама

– А как дальше развивались события?

– Да как в сказке про Золушку, если ее на мальчиков перевернуть! Был один сын – любимый, а другой – нелюбимый. Младшему все прощалось, а со старшего не то чтобы даже требовалось что-то особенное… Просто она всегда, в любом случае была им недовольна: что ты кричишь, замолчи, что ты тут стоишь, иди поиграй, что ты тут сидишь без дела, иди уроки сделай! Как ты ведешь себя за столом, почему у тебя в комнате не прибрано, почему ты вечно такой грязный.

– Да, так кого угодно можно довести.

– Именно! И это при том, что вообще-то у жены характер совсем не сварливый. Я сам не подарок в смысле чистоплотности, организованности домашней, да и младшие дети… Мама моя сейчас уже подуспокоилась, конечно, а в начале нашей жизни тоже пыталась влезать, учить нас чему-то. Но жена всегда вполне в рамках держалась и держится. С одним вот исключением. Я ведь уже и на работе пытался с женщинами говорить, им же женская психология понятнее: отчего такое может быть? Они предположили вот что: это я ее на самом деле достал, а уйти от меня она не может, потому что во всем от меня зависит и свою профессию давно потеряла. А старший сын на меня похож, так она на нем зло и срывает. Не проходит! Все трое детей одинаково на меня похожи, не отопрешься.
Реклама

– А каким получился старший сын по характеру?

– Ну, в общем-то обычным. Нервный он только, иногда до сих пор может заплакать. Учится неплохо, занимается шахматами и моделированием, даже конкурс какой-то городской выиграл, музыку любит, причем больше классическую. Друзей у него, как я вижу, как-то не ахти, хотя приятели какие-то есть, он с ними по телефону болтает.

– А как у него отношения с братом и сестрой?

– С сестрой хорошие, он с ней играет охотно, и оставить их можно. А с братом в основном дерется или, чаще, шпыняет того исподтишка, обзывает маменькиным сынком. Но тут Сергея можно понять-то: как бы между ними ни было, мать всегда на Ванькиной стороне.

– А вы?

– Ну, я всегда старался ему уделять внимание, конечно. Но я же на работе все время! Вот мама моя, кстати, тоже Сережку очень любит, разговаривала с ним много всегда, на концерты они с раннего его детства ходили – она это любит, а Ванька, в отличие от Сергея, никогда высидеть не мог. Я думал, может, отчасти бабушкина любовь ему компенсирует? Или это все равно не то?
Реклама

– Виктор, почему вы пришли ко мне именно теперь? Что-то изменилось в поведении жены? Сергея?

– Да он уже давно огрызаться начал. В прошлом году заявил матери: да кто ты вообще по жизни? Почему ты мне все время указываешь? А теперь я филиал в Новосибирске открываю, и мне надо будет уехать – один раз на два месяца, а потом еще раз на два. Сережка сказал: папа, возьми меня с собой, я тебе там помогать буду! Я говорю: ну ты же понимаешь, это невозможно, тебе 12 лет, у меня там работа, у тебя школа, все такое. А он: тогда я из дома уйду или вообще повешусь. Ну тут я к вам сразу и побежал записываться. Боюсь я их оставлять. Но и не уезжать не могу: моя работа всех пятерых кормит, сами понимаете.

– Виктор, а какие у вас отношения с женой?

– Отличные, в том-то и дело. Она прекрасная хозяйка, красивая, следит за собой, всегда меня во всем поддерживала, даже когда у меня в кризис и непростые времена были. Я ее люблю, и она меня вроде тоже. Если бы не эта закавыка с Сережкой…

– Я так понимаю, что вы сообщили мне о ситуации все, что знаете. Теперь мне нужно поговорить с вашей женой.

– Это если она придет. Но что же мне ей сказать?

– Скажите правду: в преддверии долгой командировки вы беспокоитесь о подростке Сереже и его отношениях с матерью.

 ***

Женщина и вправду оказалась красивой и ухоженной.

– Ванька у нас простой, душа нараспашку, что подумает, то и скажет. Люблю – так люблю, драться – так драться. А Сережка всегда был иезуит такой, все потихоньку, все исподтишка, а чуть что не по его – сразу реветь и ябедничать, либо отцу, либо бабке. Да, чего скрывать-то: мне Ванька ближе, конечно. Я ведь сама из провинции приехала, из центральной России, и долго-долго к Ленинграду привыкала: как у вас тут все холодно, скрыто, кучеряво, ни слова в простоте. Но ничем я Сережку не обделяю – это уж пусть муж не наговаривает: ему все новое, а Ванька донашивает, раньше игрушки какие – пожалуйста, потом гитару захотел – тут же в магазин, поиграл три месяца и надоело, теперь без дела на шкафу валяется, а брату и сестре потренькать не дает – мое! Телефон ему тут дорогущий купили, у меня самой в два раза дешевле. Какого же рожна ему еще надо? Любви и ласки? Да он и сам-то к нам не больно ласковый, вот что я вам скажу. А уроки я с него, конечно, требую, как же без этого, и с собакой погулять (ему, между прочим, ее и заводили), и у себя же прибраться, и в магазин когда сходить – это много, по-вашему?

Я видела, что сидящая передо мной женщина мне не врет и ничего принципиального от меня не скрывает. Именно так, как описывает, она ситуацию и видит. Но что же там у них происходит?

– Я хочу поговорить с Сергеем.

– Уж он вам наговорит, – усмехнулась мать.

***

Он всегда знал, что мать его не любит. Ваньку и Манюню любит, а его нет. Почему так, он не знает и не знал никогда. Когда был меньше, думал, что с ним что-то не так или он что-то не то делает. Пытался к ней по всякому подлизаться, рисовал открытки "дорогой мамочке", старался быть хорошим, сидеть тихо и доедать кашу. Ничего не получалось. Теперь он так не думает и подлизаться давно не старается. Надоело. Почему он все время должен? Что она о себе воображает вообще? Его любит папа ("он нас всех троих любит одинаково") и еще бабушка – в принципе этого должно хватить. Но иногда хочется всех убить или самому убиться, или выйти на дорогу и идти, идти, идти, к самому горизонту – но это подростковый возраст, он знает, что так бывает. Сейчас папа уезжает, и это немного стремно, конечно. Он будет стараться, чтобы все как-нибудь нормально прошло. Лучше всего вообще не разговаривать, конечно, потому что если он рот откроет, может и сказать что-нибудь такое. Но совсем не разговаривать вряд ли получится, да и мама не захочет, она все время к нему как-то прикапывается. Может, есть какой-нибудь специальный способ, чтоб не злиться?
Реклама

Все это не может быть просто так, не из чего – это я отчетливо понимала. Слишком странное, слишком явно наведенное. Но никакие ниточки ниоткуда не торчали. Отношения между родителями хорошие – это все подтверждают. Младшие тут явно ни при чем – все началось еще до их рождения. Кто у меня остался неохваченным? Бабушка!

***

Как будто она пришла не в поликлинику, а в филармонию! Кольцо, большие серьги, подвеска – все из одного комплекта.

Она ему не пара, я его сразу предупреждала. Поговорить с ней не о чем, работать, как-то расти она никогда не хотела, приехала в Ленинград, даже в Русский музей ни разу не сходила. Он меня тогда не послушал (она была красивая и застенчивая – редкое для городской девушки сочетание) и теперь имеет, что имеет. Он порядочный, это невооруженным глазом видно, а она родила троих с промежутком, чтобы не перенапрячься и чтобы понадежней его к себе привязать, и вот он пашет как вол, годами без продыху, чтобы их всех накормить, обеспечить всем необходимым (вы представляете, сколько это стоит, если пять человек вывезти к морю хотя бы на месяц в году? С удобствами и развлечениями для детей? И это помимо всего прочего), а она уже почти пятнадцать лет сидит дома и "занимается детьми"! Но что уж теперь говорить! Все приспособились, система сдержек и противовесов, как у нас раньше про политику говорили. Но да, с Сережей это, конечно, полное безобразие! Так относиться к собственному ребенку! Я с самого начала стараюсь как могу, уделяю ему особое внимание, стараюсь почаще брать его к себе, проводить с ним время. Сейчас я ему уже предложила пожить во время отцовской командировки у меня. Конечно, это неудобно, ему придется больше часа ездить в школу, в толкучке, в метро, но с психологической точки зрения… что вы об этом думаете?
Реклама

О господи! Еще несколько уже точно направленных вопросов – и картинка сделалась до боли ясной: Баба-яга в тылу врага.

Филолог, фактически в одиночку (муж ушел, когда Витя пошел в первый класс, помимо научной работы приходилось подрабатывать репетитором) воспитала отличного сына – умного, порядочного, образованного. Бог весть, как она представляла себе его будущую избранницу – может быть, видела свою с ней беседу о творчестве Генделя и Шопенгауэра? Оказалась – смазливая провинциалка с дурным вкусом. Бросила в бой все имеющееся вооружение – напрасно, развести сына с невесткой не удалось. Родили ребенка. Смириться? Фигушки, все только начинается. Растите ваших внуков, они отомстят вашим детям. В данном случае – неугодной невестке. Уже в два с половиной года развитый мальчик говорил матери: у тебя невкусно, хочу как у бабушки кашку – с цукатиками. В семь спросил: мама, а когда Ваня в садик пойдет, ты пойдешь работать, чтобы папе помогать? А диссертацию, как бабушка, будешь защищать?

Свекровь не так уж часто бывала у невестки дома, но ее присутствие и отношение к происходящему чувствовалось постоянно, потому что Сережа был ее ушами, глазами и рупором одновременно.

***

– Вы любите Сережу? – спросила я бабушку.

– Безусловно! После сына он самый близкий мне душевно человек.

– Он подросток. Ему невероятно тяжело тащить на себе груз ваших отношений с невесткой. И у него суицидальные мысли и намерения. Вы можете предотвратить самое страшное, если кардинально измените свое поведение.

– Я готова, – подумав, сказала женщина.

***

– Если вы хотите поругаться со свекровью, вы можете сделать это напрямую, минуя Сережу, – предложила я матери.

– Да не хочу я с ней ругаться! – фыркнула она. – Больно надо! У меня все лучше, чем у нее, получилось!

– Поверю, когда наладите отношения с сыном.

***

– Вы сами все объясните Сергею, – сказала я отцу. – Вам он поверит скорее, чем чужой тетке. Нарисуете прямо на листочке, как он стал заложником непонимания взрослых, и как в него, как в куклу на веревочках, много лет играли. Объясните, что тут нет злодеев, а есть обычные люди, со своими амбициями, комплексами и недостатками. Он у вас очень неглупый мальчик, надеюсь, поймет и сделает выводы.

***

Очень странный получился итог из всего этого. Сережа сказал: ну если бабушка в меня уже так вложилась и мы с ней оба такие иезуиты, я, пожалуй, к ней жить пойду. И ушел, даже перевелся в другую школу. Теперь они вместе ходят в филармонию и смотрят интеллектуальные фильмы по вечерам, а с матерью, отцом и братом с сестрой у Сергея отличные отношения, он к ним иногда ездит на каникулы и все вместе – отдыхать на лето. Я ему сказала: будь настороже, когда соберешься жениться. Он ответил: все понял, буду.

Источник

Метки: Подростковый возраст, Случаи из практики психотерапии,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём