Психологические особенности людей с пограничным расстройством личности

13 декабря 2016
28528

Екатерина Тарасова

Психолог

Истории жизни людей с пограничным расстройством личности (ПРЛ) напоминают аттракцион "американские горки". Только отнюдь это вовсе не весёлое развлечение. Некоторые люди называют пограничное расстройство "апокалипсисом".

Судьбы людей с ПРЛ напоминают череду кризисов, резких перемен в событиях, смену скачков и падений, разочарований и восторгов, бурно меняющихся эмоций и отсутствие контроля.

Для людей с ПРЛ характерна чувствительность, эмоциональная боль, идеализация и обесценивание других людей или ситуаций, дизрегуляция в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах в ситуациях стресса, инертность аффекта (устойчивость, залипание эмоций). Всё это и многое другое приводит к снижению качества жизни и нередко самоубийствам у людей с пограничной психической патологией.

Возможны 151 различных комбинаций симптомов в клинической картине пациентов с диагнозом ПРЛ (некоторые авторы приводят цифру 256 как возможное число комбинаций симптомов при ПРЛ).


Разнообразие симптомов и их проявлений нередко приводит к тому, что люди с ПРЛ попадают на приём к врачу и специалисты ставят различные диагнозы, в том числе, нередко встречается у людей с ПРЛ и диагноз "шизофрения". Многочисленные госпитализации и неграмотно сформулированный диагноз ещё больше дезадаптируют и стигматизирует людей с ПРЛ. В связи с этим, актуальным становится подробное изучение структуры психики при ПРЛ.

Анализируя историю термина "пограничный" стоит отметить, что "этот термин долгое время был популярен среди представителей психоанализа. Впервые его использовал Адольф Штерн в 1938 году, чтобы описать проходящих амбулаторное лечение больных, которым не приносил пользы классический психоанализ и которые явно не вписывались в категории стандартных на то время психиатрических категорий "невротических" или "психотических" пациентов.

Рассматривая трансформацию термина и его содержательную основу, приведём первые определения и связи между ними.

Итак, А. Штерн (Stern, 1938) отмечал, что содержание ПРЛ включает:

1. Нарциссизм – одновременно идеализация и презрительное уничижение аналитика, а также других значимых лиц в прошлом.

2. Психическое кровотечение – бессилие в кризисных ситуациях; летаргия; тенденция уступать и сдаваться.


3. Выраженная гиперсензитивность – обостренное реагирование на умеренную критику или отвержение, настолько сильное, что напоминает паранойю, но недостаточное для явного бредового расстройства.

4. Психическая и телесная ригидность – напряжение и оцепенелость, явно заметные для постороннего наблюдателя.

5. Негативные терапевтические реакции – некоторые интерпретации аналитика, которые должны способствовать терапевтическому процессу, воспринимаются отрицательно или как проявления безразличия и неуважения. Возможны депрессия, вспышки ярости; иногда имеют место суицидальные жесты.

6. Конституциональное чувство неполноценности – наблюдается меланхолия или инфантильный тип личности.

7. Мазохизм, часто сопровождающийся глубокой депрессией.

8. Органическая незащищенность – явно конституциональная неспособность переносить сильный стресс, особенно в межличностной сфере.

9. Проективные механизмы – выраженная тенденция к экстериоризации, которая подчас ставит индивида на грань бредовых идей.


10. Затруднения при проверке реальности – повреждены эмпатические механизмы восприятия других индивидов. Нарушена способность создавать адекватный и реалистический целостный образ другого индивида на основе частичных репрезентаций.

Другой исследователь Х. Дойч (Deutsch, 1942) выделяет следующие особенности у людей с ПРЛ:

1. Деперсонализация, которая не враждебна для "Я" пациента и не беспокоит его.

2. Нарциссическая идентификация с другими индивидами, которая не ассимилируется "Я", но периодически проявляется через "отыгрывание вовне".

3. Полностью сохранное восприятие реальности.

4. Бедность объектных отношений и тенденция к заимствованию качеств другого человека как средство сохранения любви.

5. Маскировка всех агрессивных тенденций пассивностью, напускным дружелюбием, которое легко сменяется злонамеренностью.

6. Внутренняя пустота, которую пациент хочет заполнить, присоединяясь к различным социальным или религиозным группам, – независимо от того, близки принципы и доктрины этих групп или нет.

М. Шмидеберг (Schmideberg, 1947) отмечает следующие признаки и особенности взаимодействия в терапии:

1. Не выносят однообразия и постоянства.

2. Склонны нарушать многие традиционные социальные правила.

3. Часто опаздывают на психотерапевтические сеансы, неаккуратно их оплачивают.


4. Неспособны переключаться на другие темы во время психотерапевтических сеансов.

5. Характеризуются низкой мотивацией к терапии.

6. Неспособны к осмыслению своих проблем.

7. Ведут неупорядоченную жизнь, в которой постоянно случаются ужасные происшествия.

8. Совершают мелкие преступления (если не обладают значительным состоянием).

9. Испытывают трудности в установлении эмоциональных контактов.

С. Радо (Rado, 1956) обозначает ПРЛ , как "экстрактивное расстройство" и выделяет у пациентов:

1. Нетерпеливость и непереносимость фрустрации.

2. Вспышки ярости.

3. Безответственность.

4. Возбудимость.

5. Паразитизм.

6. Гедонизм.

7. Приступы депрессии.

8. Аффективный голод.

Б. Эссер и С. Лессер (Esser & Lesser, 1965) обозначает ПРЛ как "истероидное расстройство", где имеют место быть:

1. Безответственность.

2. Беспорядочная история профессиональной занятости.

3. Хаотические и неудовлетворительные отношения, которые никогда не становятся глубокими или длительными.

4. История эмоциональных проблем в раннем детстве и нарушение вошедших в привычку поведенческих паттернов (например, энурез в зрелом возрасте).


5. Хаотическая сексуальность, часто с комбинацией фригидности и промискуитета.

Р. Гринкер, Б. Вербль и Р. Драй (Grinker, Werble, & Drye, 1968) выделилnобщие характеристики при ПРЛ:

1. Гнев как преобладающий или единственный тип аффекта.

2. Дефектность аффективных (межличностных) отношений.

3. Нарушение самоидентичности.

4. Депрессия как характерный аспект жизни.

Таким образом, у людей с ПРЛ наблюдается многообразие психологических особенностей, которые были отмечены исследователями в различные периоды.

Кроме того, для ПРЛ характерны когнитивные ошибки, искаженные трактовки реальных ситуаций, нарушения саморегуляции и др.

Выделяют различные типы пограничного расстройства личности. Подтипы сформулированы с учётом показателей адаптации. Подтип 1 свидетельствует о наличии низкой адаптивной способности и незначительных ресурсах личности. Подтип 4 свидетельствует о более высокой адаптации.

Представим более подробное описание:

Подтип I. На грани психоза:
  • Неадекватное, неадаптивное поведение.
  • Неполноценное ощущение реальности и самоидентичности.
  • Негативное поведение и несдерживаемый гнев.
  • Депрессия.
Подтип II. Основной пограничный синдром:
  • Неровные межличностные отношения.
  • Несдерживаемый гнев.
  • Депрессия.
  • Непоследовательная самоидентичность.
Подтип III. Адаптивный, безаффектный, мнимо защищенный:
  • Поведение адаптивное, адекватное.
  • Комплементарные межличностные отношения.
  • Низкий уровень аффекта, недостаточная спонтанность.
  • Защитные механизмы отчуждения и интеллектуализации.
Подтип IV. На грани невроза:

  • Анаклитическая депрессия.
  • Тревожность.
  • Близость к невротическому, нарциссическому характеру.
Классификация позволяет понять, на каком уровне адаптации находится индивид. Таким образом, видно, что ПРЛ включает разные градации проявления расстройства: от тяжелых расстройств с суицидальным поведением до легкой дезадаптации в межличностной сфере (трудности в отношениях, непонимание в семье, тенденция к смене мест работы).

Для людей с ПРЛ свойственны некоторые поведенческие проявления.

M. Linehan выделяет следующие поведенческие паттерны при ПРЛ:

1. Эмоциональная уязвимость. Паттерн значительных трудностей при регулировании отрицательных эмоций, включая высокую чувствительность к негативным эмоциональным раздражителям и медленное возвращение к обычному эмоциональному состоянию, а также осознание и ощущение собственной эмоциональной уязвимости. Может включать тенденцию к обвинению социального окружения за нереалистические ожидания и требования.

2. Самоинвалидация. Тенденция игнорировать или не признавать собственные эмоциональные реакции, мысли, представления и поведение. Предъявляются к себе нереалистично высокие стандарты и ожидания. Может включать сильный стыд, ненависть к себе и направленный на себя гнев.

3. Продолжающийся кризис. Модель частых стрессогенных, негативных средовых событий, срывов и препятствий, часть из которых возникают в результате дисфункционального стиля жизни индивида, неадекватного социального окружения или случайных обстоятельств.

4. Подавленные переживания. Тенденция к подавлению и чрезмерному контролю негативных эмоциональных реакций – особенно тех, которые ассоциируются с горем и потерями, включая печаль, гнев, чувство вины, стыд, тревогу и панику.

5. Активная пассивность. Тенденция к пассивному стилю решения межличностных проблем, включая неспособность к активному преодолению трудностей жизни, зачастую в комбинации с энергичными попытками привлечь к решению собственных проблем членов своего окружения; выученная беспомощность, безнадежность.

6. Воспринимаемая компетентность . Тенденция индивида казаться более компетентным, чем он есть на самом деле; обычно объясняется неспособностью к генерализации характеристик настроения, ситуации и времени; также неспособность демонстрировать адекватные невербальные сигналы эмоционального дистресса.

Реакции в ситуации стресса являются "индикаторами", позволяющими определить наличие пограничного расстройства. В ситуациях стресса у людей с ПРЛ могут наблюдаться срывы адаптации, дестабилизация в эмоциональной, когнитивной и поведенческой сферах.

Одна из центральных тревог у людей с ПРЛ связана со страхом разрыва значимых близких отношений. Индивиды с ПРЛ не в состоянии сохранять и поддерживать стабильные отношения, и вся их жизнь, наподобие карусели, потерявшей управление, в бешеной круговерти вращается вокруг оси, заданной двумя полюсами: встречи и расставания с партнерами.

Они ужасно боятся остаться одни, при этом, как правило, у них совершенно отсутствует понимание, что отчаянные и полные драматизма попытки удержать партнеров по отношениям чаще всего только отталкивают близких людей. Часто именно в одиночестве они переживают сильно выраженные диссоциативные состояния деперсонализации/дереализации, переключения между диссоциативными состояниями.

Срывы в отношениях приводят к переполнению аффектами, в том числе тревогой, стыдом, самоуничижением, депрессиями и вовлечению в такое саморазрушительное поведение, как злоупотребление наркотиками и другими психоактивными веществами, к импульсивному поведению и к промискуитету. В целом, стоит отметить, что расставания со значимым объектом в межличностных отношениях является огромные стрессом для индивидов с ПРЛ.

Кроме того, стрессом являются и внезапные события, отражающие обиды, унижение, предательство, оскорбления в любой форме, даже умеренная критика. Всё это дезорганизует их психику. В состоянии стресса человеку трудно понять, что сделал он, а что сделал другой, кто он, а кем является другой. Резкие перепады аффекта (от любви и нежности до ненависти) изматывают психику и разрушают реальные фактические представления о том, что происходит в той или иной ситуации.

Пограничное расстройство личности представляет собой сложное и тяжелое психиатрическое расстройство, отличительными чертами которого являются устойчивый паттерн нарушения регуляции аффекта и контроля над импульсами, а также отсутствие стабильности в отношениях с другими людьми и в собственной идентичности, во внутреннем образе своей персоны.

К кругу пограничной патологии также относятся и диссоциативные симптомы: дереализация и деперсонализация, флэш бек эффекты, психогенная амнезия, симптомы соматоформной диссоциации и др. Кроме того, для индивидов с ПРЛ характерно использование примитивных защитных механизмов, таких как расщепление и проективная идентификация, одним из звеньев которых является диссоциация.

Одной из величайших несправедливостей жизни является то, что большое количество людей, получивших травмы в детстве, вновь и вновь ретравмируются на протяжении всей жизни, потому что первоначальная травма сделала их чрезвычайно ранимыми, незащищенными и предрасположенными к реактивным реакциям. Пограничные клиенты неизбежно будут, время от времени, служить триггерами для своих психотерапевтов, провоцировать их, вызывая в них чувство страха, негодования и безысходности.

Многие пограничные клиенты страдали в жизни от недостатка признания. Обычно, когда они оказывались в конфликтной ситуации, их подвергали стыду и отвергали за их повышенную чувствительность, эмоциональность или импульсивность. Как результат, часто они живут с чувством, что они приговорены оставаться в одиночестве.

Своим поведением они способны отталкивать людей, хотя в реальности они очень нуждаются в других, а так же в принятии, безопасности и отношениях. Крепкие социальные связи придают жизнеспособный характер в отношениях, помогают переживать кризисы людям с ПРЛ.

Рассмотренные в статье некоторые психологические особенности людей с ПРЛ позволяют лучше понять структуру расстройства с целью грамотного психотерапевтического взаимодействия. Указанные особенности необходимо учитывать при терапии этих достаточно сложных расстройств личности, которые в своих крайних проявлениях, могут закончиться смертельным исходом.

Метки: Пограничное расстройство личности,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|
От ненависти  до ненависти: Как я живу с пограничным расстройством личности

От ненависти до ненависти: Как я живу с пограничным расстройством личности

05.09.2018
17824
Я с раннего детства знала, что со мной что-то "не так". Мои первые воспоминания пронизаны ощущением безысходности и уверенностью, что я вляпалась во что-то, от чего буду отмываться всю жизнь. Позже это перешло в постоянную, сильную и необъяснимую боль. Тогда я не знала, с чем это связано, и только в период полового созревания поняла, что дело в постоянном страхе одиночества.
Депатологизация пограничного клиента

Депатологизация пограничного клиента

02.04.2018
12774
Многие пограничные клиенты, делясь историей своей травмы, время от времени неизбежно провоцируют своих терапевтов. И способность терапевта принимать ответственность за происходящее с ним, вместо того, чтобы обвинять в этом клиента, может стать поворотным моментом в терапии.
Кто такой пограничник? Понятие о пограничности

Кто такой пограничник? Понятие о пограничности

13.03.2018
14725
Гештальт-терапевт Татьяна Мартыненко: "Люди с пограничной структурой постоянно влетают в идеализированные отношения в отчаянной попытке получить признание и поддержку, однако сами не в состоянии выдержать другого человека во всей его многосложности и амбивалентности".
Любовь и секс с "пограничником"

Любовь и секс с "пограничником"

06.02.2018
25155
Практический психолог Елена Буркова: "Часто человек с пограничным расстройством личности в отношениях выступает капризным ребёнком и ждёт, что его партнёр будет выполнять по отношению к нему роль безусловно любящего родителя, то есть, партнёра "пограничник" воспринимает как продолжение своего родителя – отца или матери".
Между "Надо" и "Хочу"

Между "Надо" и "Хочу"

26.07.2017
10195
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: Представляю твоему вниманию, читатель, свои размышления о том, что представляет из себя зрелая, гармоничная личность и какие сложности лежат на пути к ее зрелости. Предлагаю также авторскую типологию, в основе которой положена идея различного сочетания в структуре личности человека субличностей Внутреннего Ребенка и Внутреннего Взрослого".
Расщепление, интеграция и амбивалентность

Расщепление, интеграция и амбивалентность

12.05.2017
10944
Врач-психотерапевт Этель Голланд: "Неспособность совладать со своими аффектами при том, что как будто бы "все ясно", и на когнитивном уровне понятно, что необходимо делать, приводит к очень  мучительному чувству собственной некомпетентности и неполноценности. Ну и дальше индивидуально – у кого стыд, у кого вина, а у кого просто беспросветная безнадежность. Реально доступной терапевтической задачей здесь становится, как ни парадоксально, выход на расщепление."
Травма как пограничная ситуация

Травма как пограничная ситуация

14.04.2017
8160
Врач-психотерапевт Максим Пестов: "Невротик мог бы сказать, что мой аффект это то, что иногда случается в определенных обстоятельствах, но это не всё мое Я. Мои аффекты определяются моими фантазмами, а не объектами. Невротик создает связь, тогда как пограничный клиент ею порабощен".
Психотерапия пограничного клиента

Психотерапия пограничного клиента

09.04.2017
17655
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Пограничные клиенты будут регулярно нарушать Ваши профессиональные и личные границы, чаще всего следующими способами: пытаться превратить терапевтические отношения в дружескую или любовную связь; задерживать время терапии любой ценой; отказываться покидать кабинет после окончания сеанса; не оплачивать встречи; предпринимать откровенные попытки соблазнить терапевта...
Мир глазами пограничного клиента

Мир глазами пограничного клиента

17.03.2017
13740
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "В зависимости от ситуации у пограничного клиента можно встретить следующие, разные по интенсивности чувства. Тоска – Отчаяние. Тоска пограничного клиента из-за невозможности быть принятым, любимым значимым Другим. Отчаяние же – это отчаяние недокормленного младенца, вечно голодного, но неспособного наесться. Для того, чтобы есть, нужно доверие. Доверие оказалось несформировано, так как не было принятия со стороны значимых объектов."
Внутренние феномены пограничного состояния. Границы

Внутренние феномены пограничного состояния. Границы

28.02.2017
34057
Психолог Ирина Ситникова: "Человек с диффузными, размытыми границами чувствует себя "голым", незащищённым, как будто стоит на холодном, сквозном ветру в обнажённом виде. И первое время когда человек обнаруживает наличие границ, то есть наличие "одежды", "шубы", он в контакте с другими пытается вновь "расстегнуть шубу", то есть вернуться в слияние, потому что, по привычке, думает, что именно слияние обеспечивает безопасность. А слияние сродни самозабытью, "горячечному бреду", когда человек есть, но не осознаёт, не ощущает себя, как личность."
Психическая боль при пограничном расстройстве личности

Психическая боль при пограничном расстройстве личности

15.01.2017
13809
Психолог Екатерина Тарасова: "Для людей, страдающих пограничным расстройством личности характерна чувствительность к окружающему миру. Они способны очень тонко чувствовать и переживать сильные эмоции, испытывать психическую боль. Именно в силу переживания невыносимой психической боли они совершают суицидальные попытки".
"Пограничная" семья

"Пограничная" семья

08.01.2017
19830
Психолог Екатерина Тарасова: "Всегда нужно помнить о том, что у людей с ПРЛ очень чувствительная психика, "они являются психологическим эквивалентом третьей степени ожоговых больных. Они просто есть, так сказать, без эмоциональной кожи. Даже малейшее прикосновение или движение может создать огромные страдания".
Чувство идентичности у пограничных личностей

Чувство идентичности у пограничных личностей

17.12.2016
9153
Врач-психиатр Наталья Стилсон: "Человек может знать, что он к примеру бухгалтер (концепция по профессии), но жаловаться, что я себя не чувствую бухгалтером, а чувствую танцором большого театра. Еще один наглядный пример – транссексуалы. Они знают, что имеют, допустим, мужской пол (со всеми соответствующими признаками), но мужчиной себя не чувствуют. Вот именно, ощущение себя кем-то и является идентичностью".
Терапия пограничного клиента

Терапия пограничного клиента

18.11.2016
15109
Врач-психотерапевт, гештальт-терапевт Максим Пестов: "Пограничный клиент приходит на терапию с запросом, который невозможно удовлетворить в той форме, в которой он предъявляется. Пограничный клиент не стремится к целостности, а регрессирует к формату ранних отношений и поддерживает в них свою расщепленность."
Большой ребенок: как выживать с пограничным?

Большой ребенок: как выживать с пограничным?

27.10.2016
9243
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Из-за стремления к идеализации пограничного его партнеру невозможно иметь право на ошибку, невозможно быть собой несовершенным. Возможность Другого быть Другим не может быть принята пограничным. Другой нужен ему как объект, подтверждающий само существование Я пограничного".

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём