Пять причин прочитать "Беспокойный ум: Моя победа над биполярным расстройством"

17 февраля 2017
9726

Мария Пушкина

Журналист, редактор сайта bipolar.su

В марте в свет выходит прекрасная книга — автобиография американского психиатра Кей Джеймисон "Беспокойный ум", которая на заре своей многообещающей карьеры осознала, что сама страдает от маниакально-депрессивного психоза. Я, как переводчик этой книги, хочу рассказать, почему ее стоит читать — даже если вы сами никогда не сталкивались с психическими заболеваниями.

Из нее вы узнаете:
  • Каково это — не просто выживать, но руководить клиникой, вести научные исследования и писать книги на американских горках собственного настроения, когда сегодня ты готов перевернуть мир, а завтра жалеешь о том, что родился. Здесь вы найдете предельно откровенный рассказ от первого лица.
Когда ты на подъеме, это восхитительно. Стеснительность исчезает, нужные слова и жесты находятся сами собой, приходит уверенность — особенно в своей власти впечатлять окружающих. Мысли и чувства ярки и стремительны, как падающие звезды, и ум следует за ними до тех пор, пока не встретит новые, еще более яркие.


Даже в скучных людях начинаешь видеть что-то интересное. Переполняет чувственность. Желание соблазнять и соблазняться становится непреодолимым. Захватывают ощущения эйфории, легкости, власти, уверенности, почти всемогущества.

Но в какой-то момент все меняется. Мысли становятся слишком быстрыми, их уже слишком много. Ясность сменяется растерянностью. Память спотыкается. Живой интерес на лицах друзей сменяется беспокойством и тревогой. Все, что раньше шло как по маслу, теперь дается с трудом.

Ты раздражителен, напуган, едва держишь себя в руках, блуждаешь в самых темных чуланах собственного разума. А ведь раньше ты даже не догадывался об их существовании. Эта пытка длится и длится, безумие плетет сети собственной реальности.
  • Как понять, что это не просто ужасное настроение, а серьезное заболевание, и вам стоит обратиться к психиатру? Чем человеку с психическим расстройством может помочь психотерапевт? Автор во всех деталях объясняет, как ей удалось распознать болезнь и справиться с ней.
Когда я впервые записалась на прием к психиатру… я была в полном ужасе и растерянности. У меня уже не оставалось никаких сил на поддержание приличного вида ценой нормальной жизни.


По сколько часов я сплю? Трудно ли мне сосредотачиваться? Бываю ли я болтливее, чем обычно? Говорю ли иногда быстрее, чем обычно? Просил ли кто-либо меня говорить медленнее, потому что не мог меня понять? Было ли у меня желание говорить без остановки?

Чувствовала ли я необычайный прилив энергии? Говорили ли окружающие, что они за мной не поспевают? Брала ли я на себя больше дел, чем обычно? Ускорялись ли мои мысли до такой степени, что мне трудно было за ними уследить? Чувствовала ли я себя беспокойной, взбудораженной? Более сексуальной? Тратила ли я больше денег? Действовала ли импульсивно?

Бывала ли более гневлива и раздражительна? Казалось ли мне, что у меня есть особые силы и способности? Видела или слышала ли я то, чего не замечали другие? Чувствовала ли я странное ощущение возбуждения во всем теле? Бывали ли у меня такие симптомы раньше? Были ли подобные проблемы у кого-то из родственников?

Я стала объектом очень тщательного психиатрического исследования. Вопросы были мне знакомы, я сотни раз задавала их сама. Но как пугающе было на них отвечать, не понимая, чем все это может закончиться; осознавать, как это обескураживающе — быть пациентом.

  • Что общего между манией и творчеством? Случайно ли, что столько гениальных, знаменитых людей страдали психическими заболеваниями?
Сколько себя помню, я всегда была склонна к сильным и бурным эмоциям, жила и любила с высоты восторга, как писал Делмор Шварц. Но обратная сторона восторженности — вспыльчивость.

Пылкость и страстность (по крайней мере, поначалу) не казались чем-то ужасным. Они здорово помогли мне в карьере, не говоря уже о том, что добавляли пикантности в мою личную жизнь. Эти стороны моего характера вдохновляли, побуждали меня писать, исследовать, выступать. Благодаря им я стремилась сделать мир лучше.
  • Как строить карьеру в академической психиатрии, где царствуют мужчины, если ты женщина, и более того, женщина с психиатрическим же заболеванием? Трудно ли найти свою любовь и создать счастливую семью, если ты совсем не вписываешься в общепринятые представления о женственности, да и вообще ни в какие рамки?
Почему-то депрессия вполне вписывается в общепринятые представления о женской природе: женщине простительно быть пассивной, чувствительной, подавленной, беспомощной, зависимой, жертвенной, не слишком амбициозной и довольно скучной.

Мания, напротив, кажется более подходящей мужчине: деятельному, энергичному, пылкому, агрессивному, рискованному, самоуверенному — мечтателю, несогласному стоять на месте. Но оба пола в равной степени подвержены маниакально-депрессивному психозу.


Глист, старший научный сотрудник, получил свое прозвище за скользкий и скрытный нрав. Высокомерный, чопорный, он не был наделен ни интеллектом, ни эмоциональностью. Он думал о женщинах как об обладательницах бюста, а не ума, и его раздражало, что у большинства из нас было и то и другое.

Он был убежден, что женщины, выбравшие путь академической медицины, от природы ущербны. У меня всегда было ощущение, что он считал меня чем-то вроде мутанта, но не безнадежного, ведь благодаря не самой худшей внешности я еще могла спастись, удачно выйдя замуж.

  • И, в конце концов, она прекрасно написана! Ярко, искренне и весьма остроумно.
Уже давно я поняла, что необходимо что-то делать с перепадами настроения. В конечном итоге я выбирала между визитом к психиатру и покупкой лошади. Но почти все мои знакомые общались с психиатрами, а я продолжала верить в то, что со всеми проблемами должна справляться самостоятельно.

Так что я остановилась на лошади. Я приобрела самую упрямую и нервную лошадь из всех возможных, лошадь с характером Вуди Аллена, только не такую веселую. Воображение рисовало мне прелестную картину: лошадь, едва меня завидев, навострит уши, радостно заржет, подбежит ко мне и будет тереться о бриджи, выпрашивая сахар.

Вместо этого я получила крайне беспокойное, слегка хромое и не слишком умное животное. Она пугалась змей, ящериц, людей, собак, других лошадей — в общем, всего, что встречала на своем пути.


При этом она вставала на дыбы и неслась куда глаза глядят. В этом была некоторая польза: когда я скакала на ней, то была слишком испугана, чтобы чувствовать себя депрессивно. А когда я чувствовала себя маниакально, я ничего не боялась, и безумные скачки мне вполне подходили.

Покупка лошади была не только безумным, но и неимоверно дорогим решением. Гораздо проще было бы взять эти деньги и просто скормить их лошади.

Кроме подков и упряжки ей требовался регулярный прикорм в виде специальных гранул, которые оказались дороже хорошего бренди, а еще специальная ортопедическая обувь, чтобы избавиться от хромоты (по крайней мере, попытаться это сделать). По сравнению с этой обувью Гуччи казался пустяком, и постепенно я дошла до понимания, почему людям иногда хочется пристрелить торговца лошадьми, а потом и саму лошадь. В конце концов, мне пришлось признать, что я всего лишь аспирантка, а не доктор Дулиттл, и даже нисколько не Рокфеллер. Я продала лошадь и вернулась к лекциям.


Метки: Биполярное расстройство, Карьера, Женщины,

Оцените материал:
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читать по теме:

|

Читать по теме:

|
Успешная регистрация

На Ваш Email отправлена ссылка
для подтверждения регистрации!

Успешное подтверждение регистрации

Теперь необходимо авторизоваться

Авторизация
Восстановление
пароля
Восстановление
пароля
Письмо успешно отправлено на указанный вами адрес.
Регистрация
Регистрация
для специалистов
На данный момент возможность регистрации организаций не доступна. Мы запустим этот функционал в ближайшее время.
Написать сообщение
Запись на приём